Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
02:56 

Внезапно.

...so what?
Каждый раз я пытаюсь придумать тебе новое приветствие. А еще когда я желаю спокойной ночи я думаю над новым прилагательным перед словом "снов".
Ну в общем да, давно меня не было...
Всегда не понимаешь, с чего начинать в такие моменты - вроде как хочется сразу о важном, а вроде как и не принято.

Вот, расскажу про корабль. Когда-то давно, еще по-моему в детстве, я придумала себе корабль, на котором плавала по океанам и небу. Он очень забавно переворачивался, когда заползал на небо, и у него были ситцевые паруса. А боцманом был прадедушка из книжки Крюса, ну которая Мой прадедушка, герои и я.
Когда-нибудь я напишу книжку, и ее герои будут...ну, такими. Ты же понимаешь.
Я долго у него училась улыбаться так, чтобы людям становилось светлее и легче. Чтобы самой иметь смелость плакать, смелость смеяться и смелость любить.
Знаешь...впрочем, я уверена, что ты все знаешь, а разговариваю я только для того, чтобы и сама лучше понимала, что делаю. Пожалуй, это очень правильный момент, чтобы отправиться на работу. Снять с полки пыльную бутылку, протереть паруса у корабля и поплыть по небу, рассказывая истории и рассыпая оттуда, далеко-далеко сверху, цветные и теплые сны.
Ну, вроде как получилось и о важном.

Что ж, Малый.
Шути, но всерьез, веселее шути.


Мирной ночи и удивительных снов.
Фонарщик.

@темы: Фонарщик, Творчество

22:19 

...so what?
У нас было задание по статистике - из слов, которые нам каждое занятие давал преподаватель, составить предложение.
Ну в общем...оно само)

Слова: воскресенье, самокат, динозавр, вундеркинд, подшипник, пикник, саквояж

Я хочу рассказать историю об одном тиранозавре. Его звали...ну давайте его звали Вася. Одним прекрасным воскресеньем Вася зашел в Интернет и увидел, как там над ним все смеются - какие у него короткие руки! Он же ничего не может - ни поднять с пола ничего, ни на скакалке поскакать, ни обнять кого-то. Вася загрустил и горько заплакал. А мимо проходил знакомый Васи - вундеркинд Петя. Петя узнал о беде Васи и воскликнул - Вася! Но ты же единственный динозавр, который может кататься на самокате, который я сделал! И действительно - самокат очень хорошо подходил под руки Васи. Ха! - сказал Вася. А ведь самокат - это отличная штука! И на него даже влезает саквояж с запасными подшипниками! А потом Петя с Васей отправились на пикник, а по пути все остальные динозавры просили покатать их на самокате.

Жители таинственного Интернета не узнали о том, что руки у тиранозавра специально сделаны под самокат Пети, но главное же в этой истории то, что Вася теперь счастлив.

@темы: Творчество

18:21 

Хм. Ну пока что эти двое, да.

...so what?
Я сижу в автобусе, как обычно что-то слушаю, смотрю в окно. Ехать долго, обычно я читаю, но сегодня не хотелось. Разговариваю с собой и рассказываю миру что-то очень образное и невнятное. На остановке заходит женщина и садится рядом со мной. И никто не обратил внимания, а я обмираю и не могу пошевелиться от ужаса. Меня тошнит и трясет от попеременного жара и холода. Она, тем временем, вынимает из кармана пузырек – в таких обычно соевый соус доставляют. Отпивает и слегка заметно причмокивает ссохшимися губами.
Пьет она желчь и имя ей – Мор.

Парень в клетчатой рубашке нараспашку идет по улице мне навстречу - я почти неосознанно тянусь к нему, разворачиваюсь и, почти не понимая, зачем, следую за ним. Почти не могу остановиться. Он заливисто смеется, улыбается прохожим, они его почти не замечают, а для меня он почти слишком есть. Завороженно смотрю за его движениями. Иногда он прикасается к людям и они, кажется, взлетают. Ну…почти. Мы приходим к морю, он оборачивается, резко останавливается и смотрит мне в глаза. А я понимаю, что за спиной у меня все человечество.
Он смотрит на меня свинцовыми глазами и имя ему – Смерть.

@темы: Творчество

23:33 

Моему N, которому я про все это молчу.

...so what?
Я часто вспоминаю, как мы с тобой встретились, в первом вагоне последнего поезда метро. В будний день, как раз тогда, когда нет людей и туристов, а музыканты, счастливые и свободные, играют скорее себе, чем всем остальным. Как тот мальчик, игравший рок-н-ролл - светлый и невесомый, специально для нас, ангел-хранитель, один на двоих. И ведь играл так, что не танцевать было невозможно, впрочем, мы с тобой и так не умеем не танцевать. А там и вовсе грех было не начать, особенно под такую правильную музыку. Помню, как изумленно мы смотрели друг на друга - да не может так быть, такое родное и так видно, что счастье; так не бывает, это только в книгах и в кино такие истории...

И знаешь, я уверена, что мы и сейчас там танцуем, в этом первом вагоне, мальчик-ангел все так же играет нам рок-н-ролл. И пока мы танцуем - времени нет, живы мы, жив этот мир...и идет поезд.

@темы: Творчество, Заметки на запястьях

22:33 

Ну, допустим я все таки готова это выложить.

...so what?
Смешанные у меня чувства к этой штуке, мне кажется, что она еще чуть-чуть недозрела, но пусть будет. Граждане, кто там обещался комментировать? Комментируйте.
Почитать немного букв.

@темы: Творчество

22:26 

Немного букв.

...so what?
Мне всегда казалось достаточно странным, что Арлекина знают все, Пьеро тоже известен, Шекспир вписывал персонажей дель арте в свои пьесы. Но с женщинами у них как-то не сложилось, их всего две и известны они гораздо меньше.
Недавно я прочитала очередной рассказ Геймана, про Арлекина. И как-то мне стало слегка обидно за Коломбину. Я подумала, что ей надо написать рассказ… теперь мне вообще не стыдно перед Гейманом, он оказался прекрасным учителем. Зато стыдно перед Коломбиной, но тут все претензии к ней, а не ко мне.
Короче - так получилось. Как всегда, герои живут сами собой.

Но начинала я писать хорошее и светлое. Честно-честно.


Коломбина сидит на окне и болтает ногами. Она купила себе новые сапожки и как раз дошила новое платье. Теперь ромбы снова переливаются шелком и лоснятся – алое с желтым, кровь и желчь.

Коломбина сидит на окне и обстригает волосы. Каштановые локоны падают на асфальт, на удивление не теряясь на фоне мокрой после дождя дороги.

Коломбина сидит на окне и рисует на ногах чулки. Чернила ложатся ровно, даже почти не смешиваются с кровью, которая выступает под пером, вспарывающим старые шрамы.

Коломбина сидит у окна и красится. Она смотрит себе в глаза и понимает, что дурочка-служанка, которой она была еще лет двести назад, потерялась и обратно к себе не придет уже, пожалуй, никогда.

Коломбина сидит у выхода на сцену, гладит рукой тяжелый бархат кулисы и прикладывается к бутылке абсента. Она передает привет из ада для известных персонажей зеленой фее и надеется, что та ее услышит.

Коломбина выходит на сцену под улюлюканье и свист полупьяных мужиков. Смотрит им в глаза и улыбается.

Да начнется комедия дель арте.

@темы: Творчество

23:15 

Немного букв. Можно что-нибудь сказать.

...so what?
Такого отвратительного настроения у меня не было уже очень давно. Как я недавно вычитала в одном рассказе - за мной волочился плащ меланхолии. Ужасное состояние, причем гораздо больше для меня, чем для всех остальных. И люди в метро были жуткими и отвратительными. Не знаю, кого я в такие моменты больше ненавижу - их или себя.

Что-то в нем было не так. Казалось бы - мужчина как мужчина. Да, с палкой, бывает. Обычное такое серо-зеленое пальто, не слишком новое конечно, с парой дырок, но не критично. Дешевые брюки, обтепавшиеся по канту и солнечные очки. В общем угрюмо в целом он выглядел, угрюмо и странно. Щепетильные пассажиры Санкт-Петербургского метро его сторонились - слишком неопрятно, да еще и калека, мало ли что выкинет.
Несмотря на это, почему-то всем становилось рядом с ним спокойнее, это было заметно по лицам людей. То ли он был наглядным примером "бывает гораздо хуже", то ли олицетворением всех мук человеческих и рядом с ним думать про свои проблемы было как-то даже неловко. Да и мне полегчало. Насколько, что я задалась вопросом, а почему я собственно грустила? Так и не поняла, что в нем так притягивало взгляд. Может быть то, как он держался, несмотря на откровенно плохую одежду. А может, именно она - как авария, на которую и смотреть невозможно и взгляд отвести не получается.

Выходя из вагона, я еще раз оглянулась. Движением аристократа, семья которого знает в лицо всех королей мира, он поднял руку как будто бы к шляпе, лукаво щелкнул себя по нибму и махнул мне на прощание крылом изумительно-василькового цвета.

@темы: Творчество, Заметки на запястьях

15:15 

Ну. Как-то так.

...so what?
Я иду в середине колонны. Жетоны на моей груди отстукивают несложный ритм.
Раз-два. Раз-два. Раз-два.

Я шагаю ровно в след идущего передо мной и проваливаюсь в болото почти по колено. Ничего страшного, за неделю я уже привык и знаю, что делать. Меня подгоняет ритм, и я невольно вспоминаю вспоминаю вопрос, который задают кукушке. Жетоны-жетоны, сколько мне жить осталось?
Раз-два. Раз-два. Раз-два.

Тот, кто идет первым - командир отряда, сзади прибывают новенькие. Через два часа и семь тысяч восемьсот перестуков нашего марша через ад я иду десятым. Нас убивают очень последовательно и к каждому моему шагу прибавляется по имени. Все, кого убили до меня, все, кого убил я, все, кого я знал. Все имена Бога, которые я знаю.

Я иду вторым. Сколько мне жить осталось?
Ку-ку. Раз-два. Ку-ку.
Я не знаю, зачем я задаю этот вопрос. Я и так знаю, что мое имя шепчет тот, кто идет позади меня. А впереди падает наш командир.
Я иду.
Раз-два. Раз-два. Раз-два.


@темы: Творчество

16:44 

Приметы. Скопом, пятнадцать штук.

...so what?
02:05 

...so what?
Такое вот тоже бывает.

Про Снежонка.

@темы: Творчество

04:00 

Кхм. Ну как-то вот так.

...so what?
00:03 

Сказочники.

...so what?
Нашла то, что я писала на конец игры "Сказочники".
Хочу, чтобы оно было здесь, чтобы его прочитали.

Такие дела.

@темы: Заметки на запястьях, Творчество

19:33 

Как-то так.

...so what?
Крыши же совершенно макушки домов. Днем это не так заметно, да и снизу не очень. А вот ночью, да с такой же макушки...

Ночью я поднимаюсь на крышу и сижу там, укутавшись в теплое пуховое одеяло и играю на старенькой свирели, которую я в детстве нашла в лесу и с тех пор почти всегда ношу с собой. Разное играю, правда в основном грустное. Часам к трем я слышу легкое шуршание позади меня и чувствую его плечи в миллиметре от своей спины. Иногда мне хочется измерить эту призрачную границу, впрочем я и так уверена, что там миллиметр.
Начинаю говорить всегда я.

- Знаешь, я в детстве всегда хотела играть на скрипке. Хотя нет, это скорее мечтала, а не хотела. Мама не дала. Сказала, что жить с ребенком, который учится скрипке — ад, а не жизнь. Ну и еще что у меня слуха нет. Нет, а если серьезно, то какой из меня скрипач? Да и вообще, играть я могу только тебе да городу. То есть могу всем, а правильно — только вам. Только так играю не я, а что-то через меня.

Минут двадцать мы молчим. Я играю, он слушает. Он заговаривает, когда я начинаю играть Гершвина. В первый раз я даже слегка испугалась его хриплого и очень низкого голоса. Он потом объяснял, что под эту музыку я его в первый раз узнала и именно под нее надо начинать говорить.

- Ты для скрипки недостаточно надрывная, тебе не кажется?

- Может быть. Не знаю, честно говоря. Скрипку я уже давно не хочу. Теперь хочу виолончель.

- Ты это, осторожнее, больше контрабаса уже некуда.

Смех у него очень похож на звон стеклянных колокольчиков и удивительно ему подходит. Я играю дальше, а когда начинает светать он тихо шепчет:

- Как ты умудряешься?

Вздрагиваю от боли в его голосе.

- В смысле?

- Как ты умудряешься их любить? Ты же такая же тяжелая, как я. Тебе же тоже всегда больно и невыносимо. Я же помню, ты мне в прошлый раз говорила, что писала про ненависть.

- Да, писала. Просто... понимаешь, оно тоже было о любви. По большому счету-то.

Пытаюсь обернуться, но он не пускает.

- Не надо. Рано.

- Ну...просто это больше меня, понимаешь? Я пропускаю через себя весь мир, и он больше меня. Со всей его бесконечностью, простотой и легкостью, он тяжелый и больный. Он ворочается где-то в районе глотки, а ты даже вдохнуть не можешь от восторга. Следующий миг — и ты не можешь не плакать. Следующий — танцуешь от счастья, которое тебя переполняет. Следующий — летишь вместе с ветром над городом и даришь себя. Следующий — и ты ненавидишь все вокруг. Может от усталости, может от невозможности перестать воспринимать, может от того, что ты захлебываешься всем этим. Не знаю, честно говоря. Просто так бывает. Но я не перестаю при этом любить.

- Наверное понимаю.

Я слышу в его голосе улыбку и на балконе под нами заливается смехом стеклянный колокольчик.

Мы каждую ночь учим друг друга любить. Каждую ночь он уходит, на прощание вплетая мне в волосы свое перо и распрямляя мои крылья. Я играю ему на прощание вино из одуванчиков. Мы живые.

Когда-нибудь я сплету из его перьев венок, а он откроет мне дверь, в которую я играю и мы посмотрим друг другу в глаза.

@темы: Творчество, Шестеренки и мысли под ними

02:50 

Простите.

...so what?
16:25 

Подсознание, почто ты такое?

...so what?
02:21 

И снова о ней.

...so what?
Здравствуй, Оле. Ты же меня помнишь, да? Я пришла попросить у тебя раскрыть надо мной цветной зонтик. Да, а я помню, что мне надо рассказать, почему.

Когда ложишься спать, бывает, что не заснуть. По самым разным причинам. Но иногда закрываешь глаза, а перед ними - столько текста, что ты не можешь его охватить. Не хватает объема памяти, так бы сказали сейчас, в не-нашем-с-тобой-мире. Я не всегда знаю, что с этим делать, иногда у меня получается это все записать, иногда получается отвлечься. А иногда, вот как сегодня, становится...кажется я сегодня придумала хорошее этому определение - хандровато. И непонятно, что с этим делать. Хорошо помню как я в детстве в такие моменты молилась Морфею. На полном серьезе, с искренней просьбой забрать меня в царство мертвых на некоторое время, а потом вернуть.

Голова думает совершенно отдельно от тела, мысли абстрактны, не улавливаются...а хочется наверное чего-то сказочного и светлого, что вытеснит это все. Что странно, хотя, если подумать, то не очень, такое вот состояние накатывает исключительно тогда, когда вокруг все хорошо. Все очень сумбурно, и вот вроде как даже есть ощущение, что вот-вот-вот поймешь и сделаешь с этим что-нибудь... Хочется выйти на улицу, в этот чистый снег, босиком, в одном нижнем, и идти, идти, идти...чтобы потом вспомнить, зачем это все и полететь.

Я ведь даже не устала. Я просто не знаю, что делать с тем, что вижу. И просто...да, хорошо, останавливаюсь. И умолкаю. Вижу, что можно и что у меня будет цветной сон из мира мертвых.

@темы: Творчество, Фонарщик

05:33 

...so what?
Привет.
Я давно тебе ничего не рассказывала. Как-то забегалась со всеми вашими снами и светом. Знаешь, иногда очень хочется оступиться и перестать светить. Делать отсутствие чего-то гораздо проще, чем присутствие. А для тьмы хватает отсутствия света. Это так заманчиво...это так просто. И голос с какого-нибудь плеча, не столь важно с какого, нашептывает тебе:
Давай, опусти этого человека нижу плинтуса, ты можешь, ты умеешь, ты властна. Ты настолько выше, зачем тратить себя на минутное переживание счастья другого? Зачем пытаться увидеть, чего он хочет и как ему помочь? Проще, проще, девочка моя, и тебе станет легче. А человек....да что он значит? Он же ничтожен.
Но знаешь...есть многое, что меня удерживает от этого. И даже не всегда хороший результат. Просто я люблю качественно сделанную работу. В любом виде, от любого источника. И раз я решила делать людям хорошо и быть Светом, то я обязана слушать этот голос и каждый раз не поддаваться, каждый раз напоминать себе, почему я не могу так поступить. Каждый раз вспоминать свои глаза, промелькнувшие в пламени свечи, которая горит внутри каждого. Каждый раз вжигать в себя этот образ и веками всматриваться в изменения цвета своих глаз. Главное, чтобы ничего стального и красного. Каждый раз бояться. И каждый раз понимать, насколько тонка грань у того, что я делаю. Пожалуй, на сегодня я рассказала тебе достаточно о себе. Так что теперь - спи. Доброй ночи.

И не бойся, я просто начну твою Сказку.
Навсегда твоя. Фонарщик.

Почитать попытку пояснения моего состояния. Фонарщик к этому относится только предпоследней фразой.

@темы: Фонарщик, Творчество, Странные сны

00:25 

Нехай пока что так.

...so what?
Я хотела полóжить на это на все.
Звуки, мысли, слова, то-да-се.
У меня в голове - как его... препинанье,
Образованных гнусное подаянье.

Лóжу в сумку стихи и куплеты.
В рюкзаке - проза, перья, буклеты
Про концерты знакомых поэтов,
Не живущих без букв менуэтов.

Покладаю в себя красоту.
Проповедую мантры Христу.
Прогуляюсь по раю и в этом аду
В голову все постепенно... кладу.

@темы: Творчество, Словоманьяк и филолух, Переплетение букв

23:34 

...so what?
Привет.
Знаешь, моя работа - она филигранна до чертей. Вот не до чертиков, а до чертей. Но со светом - всегда так. Чуть меньше - потухнет, чуть больше - сгорит. А в людях это "чуть" - очень тонкая грань. Песня, картинка, слово звук...этого хватает. Хотя иногда и не хватает. Наверняка же знаете, когда все отлично и из окна машины ты вдруг слышишь ту-самую-песню. И ты взлетаешь. И кричишь от счастья. Правда бывает и наоборот. От песни так прорывает, что что хочется свернуться в клубочек(да-да, не в комочек) и выть...тоненько так выть. Знаете, наверняка знаете.
Так вот...о грани. Ее нельзя переходить в "плохую" сторону. Никому и никогда. По сути и в хорошую тоже, но там не остается таких глубоких следов. И восстанавливается быстрее. И мне эти грани нельзя переходит профессионально. Нет, не из гордости, а просто потому, что это еще один сломанный человек. А этого - я себе не прощу и...перестану быть.
Но хватит и об этом. Знаешь, китайские фонарики - моих рук дело. Их можно не только с желанием отправлять. С плохим тоже. Пишешь на него все то, что мешает жить. Все, что бесит, раздражает, все, от чего грустно и отпускаешь в небо. И оно там перегорает в солнце. Они до него долетают. Не всегда фонарики, но всегда - слова. Так что восприми как руководство к действию и попробуй. Станет лучше, обещаю.
А сейчас - спокойной ночи.
Твоя Фонарщик.

@темы: Фонарщик, Творчество, Странные сны

00:13 

Мракобесие и джаз.

...so what?
Здравствуйте.
Знаете, а делать свет - тяжелая работа. Честно. Каждый вечер ты выходишь в темень. Она очень плотная и невыносимо тяжелая. А ты светлячком плывешь среди этого моря. Изредка встретишь еще одного такого заблудшего светлячка. Помогает, кстати. Но я вообще не об этом. Мысли путаются, рассказать как всегда ничего не могу. Спасибо я хочу сказать. Вам, тем, из-за, ради и для кого я это все еще не бросила. Когда свет не только отражается, а начинает жить в глазах, в движениях, в голосе...да во всем. Наверняка же знаете таких людей, про которых говорят - "От него светло так, хорошо на душе сразу становится." Ну так вот, не без гордости скажу - моя работа. Ну еще Оле-Лукойе с его радужным зонтиком, но это так - специи в хорошем блюде. Ладно, чего это я тут разглагольствую. Пора мне. А-то уже слишком темно, и кто-то свернулся в комок под одеялом и эта сама темнота его ест. Так что до встречи и спокойной ночи. Я стою рядом, я тот свет, который пробивается через веки, когда вы засыпаете, я...в общем рада я делать это все.
Ваша Фонарщик.

@темы: Творчество, Странные сны, Фонарщик

Вирга

главная